Рецепт китайской устойчивости – в умении стремительно адаптироваться

Только стороннему непрофессиональному наблюдателю китайская экономическая политика может показаться прямолинейной и неизменной — в действительности Китай весьма гибко адаптирует ряд своих экономических постулатов под меняющиеся внутренние и внешние условия. Так за последнее пятилетие Китай, по сути, дважды менял тренды развития, при этом не затрагивая особенностей своего политико-экономического ядра. Во-первых, в 2014-15 гг. началась очередная активная фаза развития Китая «вовне», которая в конечном счете и стала именоваться инициативой «Пояс и Путь». Она была рассчитана на активное освоение мировой инфраструктуры, на перенос ряда китайских проектов за рубеж, на создание возможностей контролировать мировые перевозки, чтобы обеспечить выход китайской продукции за рубеж. А с 2020 года, когда из-за пандемии мировая торговля начала падать, власти Китая быстро переключились на модель ориентации на внутренней рынок — модель «двойного обращения» товаров и услуг. Причем сегодня обе эти модели дополняют друг друга и, как думается, будут многократно адаптироваться под меняющиеся условия.

В целом модель развития оказалась очень устойчивой: в 2020 году Китай стал единственной крупной экономикой в мире, избежавшей спада в связи с пандемией. Более того, годовой рост ВВП (а не спад!) составил 2,3%.

Тем не менее существуют и застарелые системные проблемы: еще с 2010-х годов в Китае обнаружилось истощение прежних драйверов роста. Во-первых, китайские товары заметно подорожали, а это сразу отразилось и на привлекательности китайского экспорта. В стране выросли средние зарплаты (в крупных городах – до 1400-1600 долл. в месяц), было введено повсеместное пенсионное обеспечение, заметно выросли отчисление на социальную поддержку — и все это закладывалось в себестоимость товаров. Другим серьезным вызовом стало заметное старение населения и, как следствие, уменьшение рабочей силы, рост числа пожилых неработающих граждан. И в некоторых регионах Китая, например, на Северо-Востоке, на полтора работающих приходится один неработающий пенсионер, а трансферты из государственного бюджета в пенсионные фонды провинций составляют миллиарды долларов. Есть еще проблемы роста внутреннего долга и роста задолженности госпредприятий перед бюджетом и многое другое.

И Китай весьма гибок реагирует на эти вызовы, в частности, создает новые точки роста, прежде всего высокие технологии, включая искусственный интеллект, и развитие инфраструктуры как внутри страны, так и за рубежом. Китай не боится вкладывать большие средства в инфраструктурные проекты, разумно полагая, что они окупятся не напрямую, а будут иметь мультипликативный эффект. Вообще, строительство инфраструктуры — это огромные затраты национального бюджета, Китай потратил около 4 трлн долл., например, на инициативу «Один пояс, один путь». Однако в конечном счете это позволит беспрепятственно выводить китайскую продукцию за рубеж, а заодно и контролировать мировые перевозки в целом.

Инновации — в зону

Другое направление — максимальный упор на развитие высоких технологий, стимулирование программы инвестиций в НИОКР, переориентация традиционных научных институтов на прикладные разработки и, самое главное, их скорейшее внедрение. В планах на XIV пятилетку (2021-25 гг.) сказано, что Китай будет стремиться к семипроцентному ежегодному росту расходов на НИОКР и формированию новой модели технологического развития. Для этого, например, создается новая система индустриальных и высокотехнологических парков по всему Китаю. При этом каждый парк ориентируется на несколько приоритетных направлений, что облегчает выбор инвесторов. Например, индустриальный парк в Сучжоу построен по принципу «промышленной компоновки 2+3+1», то есть две основных отрасли — информационные технологии нового поколения и производство высокотехнологичного оборудования, три новых отрасли — биомедицина, применение нанотехнологий и искусственный интеллект и единая современная сфера услуг. Помимо полного или частичного освобождения от налогов штаб-квартиры предприятий, открытые в таких зонах, получают компенсационные выплаты, есть субсидии на зарплату, аренду жилья и офисных помещений.

Другая система — новые инновационные зоны, десятки которых уже открылись, последняя партия таких зон была создана в феврале 2021 года, к ним относятся Пекин, Тяньцзинь (новый район Биньхай), Ханчжоу, Гуанчжоу и Чэнду, у каждой зоны — своя специализация. А чтобы поддержать поток иностранных инвестиций прежде всего в высокие технологии, Национальная комиссия по развитию и реформам и Министерство торговли в декабре 2020 года совместно выпустили «Меры по обеспечению безопасности иностранных инвестиций».

Предвосхищая ропот

2020 год был сложным для Китая, равно как и для всего остального мира. В Китае удар пришелся прежде всего на малый и средний бизнес, и правительство ввело беспрецедентные меры для его поддержки. Подавляющее число предприятий было освобождено от налога на прибыль, в ряде районов НДС уменьшили до 1-3%, а многим предприятиям вернули платежи в социальные фонды за последний год. Для мелких предприятий с объемом продаж до 150 тыс. юаней (примерно 23 055 долл.) в месяц НДС был вообще отменен.

Несмотря на «экономический удар», доверие бизнес к власти Китае лишь укрепилось, причем власти чаще всего работали на опережение — вводили многие меры еще до того, как предприятия начинали роптать. И как результат политика снижения налогов снизила расходную нагрузку и упростила возобновление производства. Всего же в 2020 году было снижено налогов и сборов более чем на 2,6 триллиона юаней (примерно 399,6 млрд долл.), при этом 1,7 трлн юаней (примерно 261,3 млрд долл.) были отнесены на взносы по социальному страхованию. В результате всех многочисленных мер по сравнению с предполагаемым сокращением мировой экономики на 3,5% ВВП Китая вырос на 2,3% в 2020 году, достигнув 10 159,86 трлн юаней (1 571,73 трлн долл.). И уже в январе 2021 года МВФ дает прогноз, что ВВП Китая вырастет на 8,1% в 2021 году. Таким образом Китай становится самой быстрорастущей (в теории) постковидной экономикой среди наиболее развитых стран.

Угрозы развитию

Основной риск — это медленное восстановление внешних рынков и атака на китайские технологии со стороны США и их союзников. А это ставит под угрозу основной план достижения технологического превосходства «Сделано в Китае 2025» и вывода своей продукции на мировой рынки. Под ударами оказались крупнейшие технолидеры китайского рынка Huawei Technologies Co., ZTE Corp, Hytera Communications Corp, Hangzhou Hikvision Digital Technology Co., Dahua Technology Co. Это не только лидерство как таковое, это в том числе и пополнение бюджета за счет экспорта высоких технологий, которое очевидно идет не стол успешно, как планировалось.

К тому же Китай методично начинает внедрят свою кибер-валюту, некий «суверенный блокчейн», которая, вероятно, планируется как единица не только внутренних, но и трансграничных расчетов. Причина заключается и в том, что юаню пока не удалось занять достойное место в списке популярных валют для расчетов. Если сам Китай занимает в мировом ВВП 16-17%, то по данным Международного валютного фонда, на доллар США приходится 60% мировых валютных резервов, а на юань — 4%. Согласно данным SWIFT, доля доллара как мировой платежной валюты в январе 2021 года составляла 38% по сравнению с 2% юаня. А поэтому Китай аккуратно создает свою альтернативную кибервалюту.

При спаде мировой торговли Китай объявляет политику ориентации на внутренний рынок — «политику двойного обращения». Для стимулирования внутреннего рынка выделяются большие, долгосрочные и низкопроцентный кредиты, идут огромные инвестиции в новые дороги, технопарки, перевозки — в общем, у людей в карманах должно оказаться достаточно денег, чтобы они сами покупали китайскую продукцию. При этом Китай отказался от точных цифр по росту ВВП (на прошлую пятилетку рост был установлен в 6,5%), и теперь целевой показатель ВВП будет установлен в зависимости от обстоятельств и роста экономики «в разумных пределах», к тому же ежегодный рост располагаемого дохода на душу населения в течение следующих пяти лет будет «соответствовать росту ВВП».

Как объявлено в планах на XIV пятилетку, с 2021 года Китай будет стремиться удержать уровень безработицы в городах на уровне ниже 5,5%, несмотря на то, что правительство не устанавливает конкретной цели по созданию рабочих мест в течение следующих пяти лет. Вообще, развитие социальное сферы для Китая является приоритетным, учитывая, что пандемия нанесла не только экономический, но прежде всего и психологический удар по стране. И власти решили, в частности, увеличить финансирование не только государственных, но и частных медицинских учреждений и продвигать инициативу телемедицины «Интернет + забота о здоровье». Помимо этого, еще и оказывать поддержку частным школам и детским садам.

Страна идет в сторону подавляющей урбанизации и стремится увеличить число городских жителей до 65% к 2025 году, в результате чего Китай будет в прямом смысле покрыт крупнейшими в мире городскими агломерациями на сотни километров. При этом страна заботится об экологии: в планах снизить потребление энергии на единицу ВВП на 13,5% и сократить выбросы углекислого газа на 18%.

Если же очень кратко формулировать рецепт нынешнего «китайского чуда», то это сочетание акцента на развитие высоких технологий и науки, инфраструктурных проектов и социальной ориентации политики китайских властей.

(подготовлено для журнала «Эксперт Урал», 26.032021)

Рецепт китайской устойчивости – в умении стремительно адаптироваться: 3 комментария

  1. Не приведёт ли урбанизация к гибели сельскохозяйственного производства?

    1. Уже привела. Китай в массовом порядке закупает с/х продукты за рубежом, а средний возраст работников на селе — старше 65 лет. К тому же объем обрабатываемых земель в Китае покрестил расти еще в XIX в., то есть дальше можно было развивать только интенсивно (удобрения, несколько урожаев в год), а не экстенсивно. А сейчас оказалось проще закупать рис с Таиланде и Вьетнаме, а фрукты — в Перу и Индонезии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

%d такие блоггеры, как: