Пять книг для того, кто хочет понять почему Запад и Восток ближе, чем нам кажется. И что никакой «истории Запада» или «истории Востока» быть просто не может.

Строго говоря, само разделение изучения истории на «западную» и «не-западную» («восточную») — не более, чем дань весьма «западноцентричному» (и, увы, порою колониальному) мышлению, которое живет в глубине подсознания не только обывателей, но и некоторых вполне достойных ученых. А поэтому, чтобы понять историю развития Китая для начала неплохо бы понять, насколько этот Китай далек от нашего сознания. 

Китайская охота, Франсуа Буше, 1743 г. Картина в стиле шинуазри

 Книга профессор Стэнфордского университета Иэна Морриса «Сравнительная история цивилизаций. Почему властвует Запад…по крайней мере, пока еще»  (Why the West Rules―for Now: The Patterns of History, and What They Reveal About the Future) и не самое легкое чтиво (более 700-т страниц в русском издании), но весьма полезное. И она охватывает почти 50 тыс. лет истории. Идея автора Морриса заключается в том, что доминирование Запада в течение столетий объясняется не расовыми или культурными различиями и даже не амбициями  великих личностей. Это влияние географии на повседневные усилия людей, которые справляются с кризисами ресурсов, болезней, миграции и климата, а путь человечества определяется безличными силами природы, географии и биологии.  Далее он показывает, что все люди, по сути, одинаковы и действуют на основе страха, лени и жадности. Поскольку все мы примерно одинаковы, именно география, а не культура или генетика, объясняет, почему Запад правит.

Восток же, прежде всего Китай, превосходил Запад в развитии на протяжении примерно 1200 лет до конца XIX века и хотя господство Запада стало весьма вероятным после XIV в века или около того, у Азии есть шансы сохранить свое лидерство и в настоящем. Моррис вводит свою шкалу оценки достижений на протяжении 14 тыс лет. Он присваивает 2000-му году базовое значение 1000, разделенное на четыре категории: урбанизм, энергетика, коммуникации и военное дело. Каждая из них получает 250 баллов. И если 14 тыс лет назад история начиналась с 4-5 баллов, то сейчас она дошла до своего пика, причем основной прирост произошел за последние 250 лет. Китай же иногда заметно опережал Запад, но потом стал отставать. Сейчас он снова набрал свой темп — и рвется вперед

Похожих взглядов придерживается и профессор Чикагского университета Кеннет Померанц в книге «Великое расхождение. Китай, Европа и создание современной мировой экономики». (The Great Divergence)

Весьма спорная и тем самым еще более интересная книга вызвавшая дебаты не только в западной, но и китайской науке. «Великое расхождение» — этот термин, веденный Сэмюэлем Хантингтоном в 1996 году, формально свидетельствует о решающем опережении Запада над всеми азиатскими странами. Идея книги заключается в том, что в течение долгого времени Китай и Индия заметно опережали по многим параметрам доиндустриальную Европу. И многие вещи, которые казались уникальными для развития Европы — система земледелия, развитие городов, банковская и денежная система, структура питания, научные достижения и даже защита прав собственности — по сравнению с Китаем выглядят либо совсем обыденно, либо не столь ярко, как представляли сами европейцы.  А по многим параметрам, например, накопление капитала, продолжительности жизни, рождаемость, технологии, развитие рынка Китай не сильно отличался от Европы и чаще всего ее опережал  минимум никогда не оставил   до 1800 года. Но затем Европа и Китай разошлись: реальной движущей силой промышленной революции в Европе было технологическое творчество, а его обеспечили запасы угля и открытие Нового Света, который снял ограничения на рост производства и потребления. 

Книга — отличный пример экономического детерминизма, где «уголь и колонии» определяли расхождение. А вот культурные различия, увы, остаются за пределами анализа

Этот недостаток можно восполнить прочитав книгу известного российского китаеведа Владимира Малявина «Китайская цивилизация» — научное, но при этом очень  изящное и мудрое изложение всего того, что связано с традиционным Китаем от материальных ценностей и  государственного устройства  до духовных практик, религии, художественной культуры. Все, что мы видим  в Китае сегодня — это реализация особого настроя китайского сознания, уникальной политической культуры, где материальное лишь воплощает глубинное понимание самого биения жизни. В. Малявин не просто пытается рассказать о фактах и явлениях, он пытался намекнуть на существование внутренней, пускай и непостижимой логики внутри китайской традиции. Мудрецы, философы, правители, эстеты, духовные мастера, — все собираются в один нерасчлененный ком мистической культуры. Книгу надо читать целиком, от корки до корки, как смотреть до конца хороший фильм. 

  Книга другого российского китаеведа, доктора филологических наук Марины Кравцовой «История Культуры Китая», казалось бы, посвящена той же теме, что и работа В Малявина, но это совсем иное изложение и их надо читать вместе. Работа Кравцовой  — систематическое, очень точно выверенное изложение китайских традиций, культов, философских и политических учений, стереотипов и форм поведения. Причем читается это легко  и практически с любого места. Это и справочник, и учебная история Китая, и вполне достойное чтиво эстета. 

Тот же, кто готов потратить много времени и сил на постижение Китая на всем протяжении его истории можно порекомендовать два академических энциклопедических издания: «Историю Китая с древнейших времен до начала XXI века»  в 10 томах и «Духовная культура Китая» в 5-ти томах. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

%d такие блоггеры, как: