Китайская эротология: особый вид врачевания

Из книги Алексея Маслова. «Битвы на атласных простынях. Святость, эрос и плоть в китайской цивилизации», М: Рипол классик, 2020

Из главы 6. Откликаясь на небесное соитие

По даосским представлениям сексуальная практика врачует, восстанавливает здоровье и делает человека «иным», отличным от себя прежнего. По сути, ни по своему эффекту воздействия, ни по своим описаниям сексуальные практики ничем не отличались от медицинских предписаний, каковыми на самом деле и являлись.

Равновесие в организме может быть нарушено и тогда, когда правильный и эффективный метод используется не по назначению или человек находится в неадекватном состоянии. Так, например, существует множество запретов на периоды медитации или совокупления, которые сами по себе должны оздоравливает организм, однако примененные в неправильное время суток или в неправильный сезон года, вызывают болезни.

Долголетие и в целом здоровье человека также зависит от нескольких факторов, которые в целом можно перечислить в следующем порядке: медитация или «вскармливание духа», дыхательные упражнения (даоинь), правильное питание, (в основном вегетарианской пищей), и «вскрамливание семени», основным методом которого является совокупление. Трактат «Су-нюй цзин» (X-XII в) так описывает такой метод, вкладывая в его уста старца Пэн-цзу: «Цени семя-цзин, вскармливай дух, питайся разными травами — и так сможешь достичь долголетия. Но если человек не знаком с Дао совокупления, то даже если он и принимает разные травы, пользы они ему не принесут. Взаимное дополнение мужчины и женщины подобно взаимному порождению Неба и Земли. Небо и Земля достигли Дао взаимопроникновения, а поэтому не будет им конца времен. Люди же не постигли Дао совокупления, а поэтому и безвременно умирают».

Может показаться, что внешний облик и прежде всего женская красота не играют особой роли в даосских сексуальных практиках. Действительно, большинство школ никак не обсуждают внешний вид женщины — главное, чтобы она была молода, крепка телом и следовала за наставлениями мужчины. И все же мы встречаем упоминания о том, что нередко именно женская физическая красота может даже оправдать незнание правильной методики. Теоретически незнание метода ведет к потере семени, и как следствие, к ухудшению здоровья мужчины. Тем не менее, например, «Канон Су-нюй» указывает, что, вступая в соитие с такой красавицей, «даже если и не знаешь правильного метода совокупления, то все равно не причинишь себе вреда». Главное — правильно подобрать партнершу по внешним признакам: «Такая женщина по природе своей мягка и покладиста, послушна нравом и в поступках терпелива. Ее шелковистые волосы черны, плоть ее нежна, а кости изящны. Она не должна быть ни низка, ни высока, не слишком полна и не худа. Ее «отверстие» должно быть приподнято, а на ее интимных частях не быть волос. Выделения ее семени-цзин должно быть обильным. Ей должно быть между двадцатью пятью и тридцатью годами, и она никогда до этого не должны была рожать. Во время совокупления жидкости ее семени-цзин должны обильно вытекать, а все ее тело должно сотрясаться безостановочно…И если мужчина даже и не практикует все эти методы, но сможет найти такую женщину, она уже точно не принесет ему вреда».[1]

Как видим, выше ценилось личное мастерство, выраженное в способности трансформировать энергии и обмениваться ими с мужчиной, а не внешняя красота или даже сексуальная привлекательность (хотя одно не исключало другого). Продолжая аналогию с «врачующим» мотивом любого совокупления, не важно, какой внешний вид и лекарства и каково оно на вкус — важно, чтобы оно излечивало болезнь.

Каждая описанная позиция является лекарством от определенного недомогания. Например, метод совокупления «Карабкающаяся обезьяна» приводит к тому, что «исчезают сотни болезней, ци увеличивается, жизнь продлевается, и ты больше не испытаешь чувства голода», метод «приподнимающейся черепахи» позволяет «устранить оставшийся жар и изгнать вредное ци из пяти внутренних органов». Для «восполнения недостатка [ци], укрепления семени и спинного мозга, продления жизни и отдаления старости» надо использовать метод совокупления «парящий феникс» и т.д. На каждое недомогание — своя позиция, каждый метод совокупления — не более, чем мощное лечебное средство.

Одновременно совокупление опасно, как и любое сильное лекарство при неправильно использовании, ибо может вызывать болезни. Так, слишком сильное и глубокое проникновение «вредит печени и отразится в слабости зрения, повышенном слезоотделении и слабости в конечностях». В другом случае неправильная техника совокупления «вредит легким, проявляется это в появлении тошноты и отрыжки, астматической отдышки и головокружении». Как видим совокупление рассматривается как лекарство, а сами методы и позиции — как одна из форм составления рецептуры, подобно тому, как китайский аптекарь смешивает разные травы и коренья в единую лечебную смесь.

Во многих трактатах говорится, что именно совокупление с большим числом женщин позволило Жёлтому правителю достичь бессмертия. Так трактат «Важнейшее в нефритовых покоях» утверждает, что «Жёлтый правитель вступал в совокупление с 1200 женщинами и именно таким образом он вознесся к бессмертным[2]». Впрочем, здесь акцент сделан не столько на количестве партнерш (их просто «очень много»), но на сам факт вознесения к бессмертным в результате обширной сексуальной практики. 

Примечательно и другое: вполне обычная для конфуцианского общества обязанность воспроизводить потомство рассматривается неохотно, скорее, как побочный эффект от сексуальной практики. В ряде наставлений оно, впрочем, присутствует, но не как настоятельное требование иметь как можно больше детей, а в качестве советов, как уберечься от рождения нездорового потомства. И если приходится выбирать между конфуцианской этикой и техникой сексуальной практики, то выбор делается в пользу последней.

В основном, это чисто технические советы, встречающиеся в медицинских трактатах. Например, лекарь Сунь Сымяо рекомендует: «Если желаешь зачатия ребенка, просто дождись первого, третьего или пятого дня после прекращения месячных у женщины. Если ты выбрасываешь свое семя после полуночи, когда рождается [новое] ци, дитя твое будет мальчиком. Ребенок этот будет отличаться долголетием, мудростью и доблестью. Если же ты изливаешь свое семя на второй, четвертый или шестой день после прекращения месячных у женщины, то ребенок твой обязательно будет девочкой. После же шестого дня изливать семя не следует»[3]

В основном же надо соблюдать правила занятия внутренней алхимией для того, чтобы случайно не родилось нездоровое потомство, например, против этого предостерегают «Утонченные беседы с Безыскусной Девой»: «Когда ты выплавляешь пилюлю и при этом нарушаешь запреты, то в случае серьёзных ошибок, великие Небо и Земля заберут у тебя долголетие, а демоны и духи станут вредить твоему телу. «Три паразита» станут пытаться проникнуть в отверстия тела, ты будешь чувствовать недомогание и страдать от несчастий. Если родится у тебя ребенок, долго он не проживет, будет он умом недалек и недобродетелен, или упрям, глуп, коварен и зол. Принесет он лишь несчастья своим родителям»[4].

Нельзя, как утверждает «Канон Су-нюй», также зачинать ребенка ясным днем, в полночь, в момент солнечного затмения, в моменты грома и молний, во время лунного затмения, во время появления радуги, в период зимнего или летнего солнцестояния, в период первой и последней четверти луны после опьянения или перегрева. Кто-то из таких детей «станет повстанцем или будет ослеплен безумием», кто-то «будет страдать от болезней, язв, геморроя и ран», кто-то «столкнется с неудачами, чтобы он ни делал[5]».

В общем, число таких наставлений о здоровом потомстве уменьшается от эпохи к эпохе, пока в текстах по сексуальной алхимии оно не исчезает вовсе. Так даосская школа «Чистых практик» полностью отвергала плотские методы в пользу мистического брака мужского и женского начал в теле медитирующего, и даже более поздние адепты «парных практик» рассматривали отношения с противоположным полом как способ попасть в особую небесную сферу, которая уже свободный от сексуальных желаний.

Читая китайские эротологические тексты по «врачующему совокуплению», не сложно заметить и другое. Важно не только то, что содержат эти тексты, но и то, чего они не содержат и даже не упоминают. Итак, прежде всего мы не встречаем никаких указаний на красоту женщины, на какие-то особо привлекательные черты ее физического облика. Нет и советов самим женщинам, как содержать себя, использовать косметику, отбеливать тело, — то все то, чем полны не только традиционные светские китайские тексты, например, новеллы, но и вообще, советы женщинам во всем древнем мире.

Как видим, это — почти «медицинские» советы, предостерегающие от нездорового потомства, но самого призыва к увеличению числа детей, столь характерного для традиционного Китая, здесь нет. И в этом отличие эротологической мистической традиции от светской культуры, поощряющей многочисленное потомство.

Не встречаем мы и описания искусства соблазнения как мужчины женщиной, так и наоборот: партнёры во всех этих текстах уже готовы к соитию, лишь в некоторых пассажах описываются некоторые предварительные фазы сближения и привыкания (например, в «Дунсюань-цзы»), но в целом ни о какой фазе «знакомства», «соблазнения» просто не идет речь. Здесь физиология властвует над чувствами, а европейская куртуазность и романтизм уступают китайской прагматичности.

Большой вопрос, который возникает при изучение таких наставлений и текстов, связанных с ними: кем были те женщины, которые становились партнершами в поисках бессмертия или просто улучшения здоровья через совокупление. Ни в одном тексте не упоминается их социальный статус, поэтому мы можем высказать лишь некоторые предположения и то — по косвенным признакам. Прежде всего это не были, да и не могли быть жены, поскольку во многих текстах советуется часто менять партнёрш, равно как и не встречается какого-то термина, которым обычно обозначались такие партнерши. Возможно, это были специально подготовленные женщины, обученные каким-то искусствам, например, подобные heterai в древней Греции. Никаких отличительных признаков, например одежд, амулетов, внешних признаков описания также не содержат и очевидно, что партнерши не выделялись, по крайней мере, явным образом из всех остальных.

Безусловно, существовала очень большая группа даосских последовательниц, которые сами выполняли активную роль в таких действах, но и здесь мы не встречаем указания, что они должны принадлежать к какой-то религиозной школе. 


[1]. Сунюй цзин («Канон Су-нюй»素女經) 

https://ctext.org/wiki.pl?if=gb&res=494659 (дата обращения: 12.05.2018) 

[2]. Е Дэхуэй (изд.) Исинь фан (Рецепты сердца медицины), цз. 28 изд. Юйфан Чжияо 1914 (переиздание 2008) электронная версия % https://ctext.org/wiki.pl?if=gb&chapter=330328&remap=gb (дата обращения: 14.05.2018) 

[3]. Сунь Сымяо. Цяньцзинь яофан. Фанчжун буи («Важнейшие рецепты в тысячу цзиней. О пользе самовосполнения в искусстве внутренних покоев»). Электронная версия https://ctext.org/wiki.pl?if=gb&chapter=228570&remap=gb. (Дата обращения 16.05.2018)

[4]. Сунюй мяолунь («Утонченные беседы с Безыскусной Девой» 素女妙论.) Пекин: Чжунго сицзюй чубаньшэ 中国戏剧出版社, 2000

[5]. Су-нюй цзин («Канон Су-нюй»素女經) https://ctext.org/wiki.pl?if=gb&res=494659 (дата обращения: 12.05.2018) 

Китайская эротология: особый вид врачевания: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *