Китайская эротология: Польза от похоти

Из книги Алексея Маслова. «Битвы на атласных простынях. Святость, эрос и плоть в китайской цивилизации», М: Рипол классик, 2020

Продолжение цикла. Начало здесь

Из главы 6. Откликаясь на небесное соитие. Раздел «Польза и похоть»

Казалось бы, сексуальные связи должны быть вредны для развития духовной чистоты. Не случайно большинство буддийских школ до сих пор придерживаются традиции отказа от семьи и от контактов с противоположным полом по причине опасности «утраты чистоты». Точно также и ряд школ в даосском направлении Цюаньчжэнь считают, что мужчина должен быть один, дабы ничто не отвлекало его от медитации.

И все же, как ни поразительно это звучит, сексуальные связи чаще всего не запрещались напрямую, а редкие запреты — нарушались, монахи жили в ряде случаев семьями, а совокупление, как мы уже видели, могло рассматриваться не как помеха, а как помощь в просветлении.

Все заключается в трактовке самого акта совокупления. И здесь в основном оценивались два аспекта. Во-первых, вредит ли сам акт совокупления в отличие от постоянных похотливых желаний чистоте сознания и «энергиям» тела. И, во-вторых, совпадает ли совокупление между людьми с установлением гармония между Небом и Землей. «Нет, не вредит», — отвечали на первый вопрос большинство духовных школ Китая. «Да, полностью совпадает», — таков был чаще всего ответ на второй вопрос.

Совокупление — акт мистический именно из-за того, что люди являются лишь неким передаточным звеном вселенского совокупления сил Инь и Ян. А еще — совокупления духов между собой, либо людей с духами. Переживание вселенского смысла совокупления для последователя оказывается важнее, чем получение наслаждениями, и более того, именно соответствие действий человека «соединению» энергий (например, в виде духов) целиком оправдывает сексуальные контакты и позволяет преодолевать любые запреты. Например, поскольку «истинный человек» или «совершенный человек» воспринимается как воплощённый свет или сияние (гуан 光), то совокупление с ним есть не более, чем «совокупление со светом», а поэтому рассматривается как священное.

И именно это служило разумным объяснением совместного проживания мужчин и женщин в монастырях и регулярных половых контактов между монахами или любыми религиозными последователями. «Речения истинных» («Чжэнь гао») даосского мастера Тао Хунцзина (456-536 гг.) поясняют: «Когда совершенный человек появляется перед тобой в виде сияния, и ты с ним вступаешь в совокупление, то это и есть единение с сиянием, это — союз между двумя существами света. И хотя они с этого момента именуются мужем и женой, в действительности, они не вовлечены в брачные отношения[1]». Свет во многих религиозных традициях является очевидным указателем на переживание особого, внефеноменологического опыта, это — часть посвятительной традиции, когда на какое-то время или навсегда человек меняет свой статус. Переживание сияния при соитии полов, сопровождаемое сильным сексуальности возбуждением, является знаком духовного «раскрытия», выхода за пределы собственного тела, то есть избавление от сдерживающий дух телесной оболочки, а это и было одной из целей даосско-буддийских практик: преодоление зависимости от физического мира.

Крупнейший лидер даосской школы Шанцин («Высшей чистоты») Тао Хунцзин, сам придерживаясь безбрачия, не налагал никаких запретов на сексуальную жизнь последователей, но проповедовал разумное воздержание. Он приводит наставления, приписываемые легендарному старцу Пэн-цзу, который, с одной стороны, говорит, что «Муж высших качеств спит в отдельной постели. Муж средних качеств спит под отдельным покрывалом. Использование даже тысяч мер лекарств не сравнится с тем, чтобы спать одному», а с другой стороны, утверждает, что «Мужчина не хочет быть без женщины. Без женщины мысли его приходят в возбуждение»[2]. То есть негативным рассматривается не сама сексуальная связь, а похоть и неспособность контролировать свои мысли. Как форма такого даосского разумно-либерального отношения к сексуальным связям, школа Шанцин с гор Маошань, которую и возглавлял Тао Хунцзин, ввела в практику совместное проживание мужчин и женщин, а также их детей[3].

Для преодоления зависимости от «мирской пыли» не обязательно отказываться от сексуальных связей, достаточно достичь понимания того, что совокупление выходит за рамки чисто физиологических отношений, и лишь продолжает бесконечно длящееся совокупление Неба и Земли. Например, последователи школы Шанцин в моменты медитативной практики визуализировали небесных существ, которые выступали их сексуальными партнерами, в результате чего осуществлялось «небесное супружество». Как следствие, любые земные сексуальные связи были лишь воплощением того «небесного совокупления», которое уже произошло и вечно свершается[4].


[1]. Despeux, Catherine. «Women in Daoism,» in Daoism Handbook, ed. by Livia Kohn, E. J. Brill, 2000, p. 399

[2]. Чжунго гудай чжанчжун яншэн мицзи («Тайное собрание по древнему китайскому искусству внутренних покоев для вскармливанияжизни» 中国古代房中养生秘笈. 吉林: 吉林 “关东作家”杂志社) Цзилинь: Гуаньдун цзоцзя цзачжи шэ, 2000, с 42-45.

[3]. Strickmann, Michel. «A Taoist Confirmation of Liang Wu-ti’s Suppression of Taoism,» Journal of the American Oriental Society 98. 1978, p.471.

[4]. Cahill, Suzanne E. «Marriages made in Heaven», Tang Studies, 1992 11: 111-122

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

%d такие блоггеры, как: